Категории каталога

Эксперименты [4]

Форма входа

Логин:
Пароль:



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Пятница, 14.08.2020, 13:23
Приветствую Вас Гость | RSS
Психологический клуб
студентов Второго высшего образования
по специальности "Психология"
Главная | Регистрация | Вход
Практикум


Главная » Материалы » Психологические эксперименты » Эксперименты

Раскрытие тайны Мессинга
Один из типов неосознаваемых процессов психики является <b>неосознаваемые механизмы сознательных действий</b>, к которым относится и неосознаваемые сопровождения сознательных действий. Так вот как раз "тайну Мессинга" можно отнести к развернутой иллюстрации того, как можно непроизвольно и неосознаваемо передавать информацию другому лицу.
Речь пойдет о "таинственном" феномене "чтения мыслей" с помощью мышечного чувства. Вы, наверное, слышали о сеансах, которые дают некоторые лица с эстрады. Суть их искусства состоит в действительно уникальной способности воспринимать у другого лица так называемые идеомоторные акты, т. е. тончайшие мышечные напряжения и микродвижения, которые сопровождают усиленное представление какого-то действия. Однажды, Гиппенрейтер довелось посетить сеанс В. Мессинга, одного из самых известных "чтецов мыслей", и я поделюсь с вами своими впечатлениями. Его сеансы обычно проходили так. Из публики писались в жюри записки с заданиями: жюри (составленное из зрителей) знакомилось с ними и приглашало автора одного из заданий на сцену, чтобы тот выступил в роли мысленного транслятора, или индуктора. Для этого он должен был, положив свою руку на предплечье В. Мессинга, усиленно думать о предстоящем действии. Индуктор предупреждался, что, если В. Мессинг будет делать не то, следует мысленно решительно говорить ему "нет"! Нужно заметить, что круг задач, которые выполнял В. Мессинг, был достаточно ограничен. Перед началом сеанса его ассистент перечислял, чту Мессинг не берется отгадывать: он не воспроизводил задуманные тексты или стихотворения, не писал под диктовку, не отгадывал рисунки, ноты и т. п. А что же он брался делать? Для примера проводились наиболее выдающиеся случаи его отгадок. Например, однажды Мессинг отыскал в зале задуманный ряд, подошел к зрителю, сидящему на определенном месте, вынул у него из кармана пиджака карманные шахматы, расставил фигуры заданным образом и сделал заданный ход. Или: нашел книгу, в ней - указанную страницу и прочитал задуманную строчку. Пристальный анализ подобных задач показывает, что все они имеют "маршрутный" или "адресный" характер, т. е. требуют куда-то пойти, где-то остановиться, что-то куда-то передвинуть и т. п. И вот человек, усиленно думая о нужном движении, сам того не замечая, слегка подталкивает В. Мессинга в нужном направлении и останавливает в нужном месте. Вы скажете: "Ну хорошо, "подтолкнуть" человека к тому, чтобы он сошел со сцены в зал, "провести" его по рядам, "остановить" около нужного ряда и места - это еще возможно. Но как же дальше? Как быть, например, с расстановкой шахмат?" Гиппенрейтер говорит, что в подобных задачах Мессингу помогла дополнительный прием - совершение непрерывных пробующих движений, на каждое из которых он получал сигналы "разрешения" или "запрета". И тут Гиппенрейтер делится личным опытом: на уже упомянутом сеансе мне посчастливилось выступить в роли индуктора. Задуманная Гиппенрейтер задача состояла из нескольких простых действий. Сначала надо было, идя по сцене, описать траекторию восьмерки, обогнув последовательно стол жюри и стол ассистента, потом пройти тот же маршрут в обратном направлении, наконец, подойти к роялю на сцене, повернуть стул сиденьем наружу и сесть на него. Вот и все. Надо сказать, что Мессинг начинал с того, что приводил индуктора в особое состояние. Он поставил Гиппенрейтер перед собой - учтите, что все это происходило на сцене, на них были направлены прожектора, а также взоры нескольких сот зрителей. К тому же сам Мессинг был очень возбужден, он "ел" Гиппенрейтер глазами, делал перед ее лицом какие-то пассы, проводил руками по ее рукам, требуя расслабиться, и в то же время приказывал нервными отрывочными фразами: "Прошу вас, смотрите на меня, смотрите на меня, смотрите на меня! Думайте, думайте! Думайте, думайте!" Потом дал мне руку - рука сильно дрожала; Гиппенрейтер подумала, что, наверное, это тоже специальная мера, чтобы "раскачать" и мою руку и чтобы она лучше "транслировала" ее намерения. Наконец, задав очень быстрый темп движения, он двинулся вперед, так что Гиппенрейтер за ним еле успевала. Они проделали половину "восьмерки", когда Гиппенрейтер решила, продолжая думать о задании, проконтролировать свою руку, чтобы она двигательного ничего не сообщала. Как только я приняла это решение, Мессинг сделал совершенно ненужную петлю, во время которой они чуть вообще не сбежали со сцены. (Надо сказать, что подавляющее большинство задач до этого решались в зале, и он привык отправляться в зал.) Только большими усилиями руки (уже вполне сознательными) ей удалось вернуть его на "восьмерку". Наконец, они подошли к стулу у рояля - и здесь случилось нечто совершенно непредвиденное. На стуле случайно оказался кошелек, кем-то забытый. Кошелек никак не входил в программу, но Мессинг этого не мог знать. Он схватил кошелек и стал вертеть его в руках. Гиппенрейтер "думала" изо всех сил, что ему не надо этого делать (что выражалось, как я чувствовала, в энергичных запрещающих сжатиях ее руки). Он, конечно, воспринимал эти сигналы, но продолжал искать в ложном направлении: побежал к своему рабочему столику, открыл кошелек и стал выкидывать все, что там лежало. Здесь Гиппенрейтер уже совсем пришла в ужас, и изо всех сил транслировала ему "запрещения", но он только говорил: "Мне больно, мне больно!" - и продолжал действовать в том же духе. Среди прочих вещей в кошельке оказалась автобусная книжечка. Он ее то вкладывал, то выкладывал, а в конце концов начал отрывать от нее один билетик за другим (смотрите, какая изобретательность в поиске!). Наконец, Гиппенрейтер удалось почти буквально "оттащить" его назад к роялю. Надо сказать, что к этому моменту Гиппенрейтер уже захотелось, чтобы все это поскорее кончилось. Она уже не следила за тем, чтобы не подавать знаков, наоборот, старалась подавать их изо всех сил. Итак, мы подошли к стулу, и Гиппенрейтер стала "думать", чтобы он его повернул (такими несколько поворачивающими движениями руки). И Мессинг начал, действительно, поворачивать стул, но, увы - вверх ногами! Гиппенрейтер усиленно думала, что его надо повернуть не так, а вот так, но ничего не действовало. Он вертел его минуты три; наконец, стул оказался в нужном положении, и она резко расслабила руку. Но еще не конец, и Мессинг это чувствовал. Теперь по программе записки, которая находилась перед глазами жюри, надо было сесть на стул. И вот эта задача оказалась самой трудной! Ведь она была "неадресной"! Нужно было придать определенную позу своему телу, и это-то как раз труднее всего было отгадать по мышечным усилиям ее руки. И когда в ответ на усиленное думание Мессинг снова начал переворачивать стул вверх ногами, Гиппенрейтер пришлось перейти на старый, проверенный способ передачи мыслей - сказать ему сквозь зубы: "Сядьте!" - и только тогда их выступление закончилось. По мотивам книги Гиппенрейтер "Введение в психологию"
Категория: Эксперименты | Добавил: fantaserka (17.02.2009)
Просмотров: 403 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2020